Собрали:


2017 год: 365 665 грн
За 6 лет: 21 416 981 грн
Помочь

Анна Солнцева


Книга утешений


Он сделал их сильнее.

Болезнь Андрейки – роковое стечение обстоятельств. Его мама во время родов потеряла сознание, кесарево сечение делать было поздно, врачам пришлось применить вакуум. Последствия оказались непоправимыми – ДЦП, спастический тетрапарез, задержка психоречевого развития. Для семьи Карамуленых наступил новый этап жизни, непростой и долгий путь реабилитаций сына. Сейчас главная задача – поставить его на ножки и научить ходить. Об Андрее Карамулине Светлана Хисамова рассказывает обладательнице титула «Миссис Украина Вселенная – 2014» Анне Солнцевой. 

– Тяжелая история. Представляешь, молодая семья ждет первенца, сына. Ребенок по всем показаниям здоров, как и его мама. И тут такое роковое стечение обстоятельств и человеческого фактора. Как с этим жить его матери?

– Когда я ждала ребенка, то отказалась делать анализ на лишнюю хромосому, определяющую возможное рождение малыша с болезнью Дауна. Я знаю массу матерей, поступающих так же. То есть мне нужен был МОЙ ребенок, и не было вопросов о том, приму ли я его здоровым или сделаю здоровым в процессе воспитания. Маме Андрюши послали особенного ребеночка, но они оба живы. Что значит: «Как с этим жить?». Счастливо жить со своим особенным сыночком. Такие детки сразу определяют дальнейший путь развития событий для своих родителей – максимальное сосредоточение на их здоровье.

– У тебя есть знакомые дети с диагнозом ДЦП? Что их поддерживает?

– У моих друзей старшая девочка с ДЦП, а младшие двойняшки здоровые. Они в шутку называют старшую Катю особенной, а младших «обыкновенными». Младшие обожают старшую сестренку, у которой, с появлением малышни, успехи в реабилитации пошли «семимильными» шагами. У меня также есть друг детства с ДЦП, мы дружим и сегодня. У него семья, он известный программист. Так что думаю, как только маленький Андрюша сделает первые шаги в своей реабилитации, у него появится шанс познакомиться с младшим братом или сестрой.

– Я знала одну семью, где есть такой ребенок. И меня всегда поражали сила воли и неиссякаемый оптимизм этих людей? Как думаешь, откуда это? Где такие семьи черпают силы?

– Те семьи, которые знаю я, – это любящие мамы и папы, рождение особенного ребенка их только сплотило. Они счастливы, сильны, любимы и служат примером остальным семьям. Если честно, я даже как испытание это не очень оцениваю, потому что какое я имею право рассуждать о счастье другого человека? Я с удовольствием разделяю счастье родителей детей с синдромом Дауна. Эти детки такие добрые, отзывчивые, они настоящие наши учителя. Рядом с этими людьми каждый становится лучше и светлее. Вообще не понимаю людей, которые с сочувствием смотрят на родителей таких деток. А детки с ДЦП – настоящие борцы! Они позволяют нам радоваться каждому их достижению, и вместе с ними становиться сильнее, выносливее, благороднее. Когда Катя, дочка друзей, впервые сама причесалась – нашей радости не было границ. Глядя на малышку, я поняла, я тоже все могу. Представляете?! Трехлетний ребенок в ДЦП сделал меня сильнее.

– Андрюше нужна постоянная реабилитация, чтобы научиться стоять, ходить. Ресурсы родителей истощены. Как думаешь, какой может быть программа поддержки таких семей?

– Понятно, что сегодня только частные фонды способны оказать финансовую помощь родителям особенных деток. И мы принимаем это как данность нашего времени. Мамы особенных детей становятся такими профессионалами в области лечения и реабилитации своих малышей, что из них получаются высококлассные инструкторы для детей с такими проблемами.

– Как «Миссис Украина Вселенная» ты наверняка участвовала в благотворительных проектах. Что для тебя благотворительность?

– Я сотрудничаю со многими благотворительными фондами, порой поражаясь изобретательности и самоотверженности руководителей этих фондов. Много работы, много программ… Но и наши соотечественники легко откликаются на необходимость собрать определенную сумму для конкретного случая. В последний год, мне кажется, люди стали щедрее. Да и слово «волонтер» уже не вызывает недоуменного взгляда. Наверное, доброта и щедрость – это оборотная сторона нынешнего кризиса, когда все хорошее становится заметнее.