Собрали:


2017 год: 2 055 416 грн
За 6 лет: 23 106 732 грн
Помочь

Дмитрий Филимонов

Дмитрий Филимонов

Книга утешений


Сердце под прицелом.

Началась война, и семья Ковалевых вынуждена была бежать из родного Мариуполя. А, когда опасность казалось уже миновала, у младшей дочери внезапно обнаружили тяжелое заболевание: врожденный порок сердца – открытый артериальный проток. Координатор программ Уфонда Светлана Хисамова рассказывает историю беженцев журналисту и общественному деятелю Дмитрию Филимонову.

– Вот есть девочка – Полина Ковалева. Ей восемь лет. Врачи поставили диагноз: «врожденный порок сердца». Нужна операция. Я расскажу тебе о девочке. Жила замечательная семья – папа, мама, сын и дочь. Жили славно в городе Мариуполь. А потом пришла война, и семья превратилась в беженцев. Теперь живут в Одессе. Больше всех переживала из-за переезда Полина. Ее сердце не выдержало и заболело. Что думаешь?


– История ужасная, но, к сожалению, не исключительная. Война принесла горе миллионам людей, но нельзя объять необъятное и помочь всем и сразу. Здорово, что благодаря вашей деятельности такие истории персонализируются. Бедное дитя. Хотелось бы больше узнать о ней. Поговорить с ней. Возраст очень интересный. Это еще ребенок, но уже думающий человек. Очень важно, чтобы она получила сейчас поддержку.

– Знаешь, эта семья осталась совсем без какой-либо поддержки. Отец в чужом городе вертится, как белка в колесе, – чтобы прокормить семью, оплатить жилье. От государства они получают крохи – по 884 грн на каждого. Как думаешь, достаточно ли государство участвует в жизни этих переселенцев?

– Главное не терять веру. Что касается государственной поддержки, тут и думать нечего – недостаточно. 884 грн – ничтожно мало, учитывая, что в Украине определен прожиточный минимум на человека в 1 300 грн. Желаю отцу Полины упорства и сил, и использовать все возможности для спасения дочери. Каждый, кто просит, получает, кто ищет, находит, кто стучит, тому откроют.

Люди уехали из родных мест не по собственному желанию, лишились источников существования, и государство просто обязано в таких обстоятельствах предоставлять жилье, социальное пособие, возможность трудоустройства.

Когда началась АТО, беженцам никто не дал ни транспорт для эвакуации, ни временного размещения, ни гарантий восстановления утраченного имущества. Огромную работу сегодня выполняют разного рода волонтерские и благотворительные организации. Они взяли на себя часть государственных функций.

– Один благотворительный фонд, который помогает жителям Донбасса, отказал этой семье в помощи. Знаешь почему? Потому что они переехали из Мариуполя в Одессу. Значит, формально уже не являются пострадавшими. Как тебе такой подход?

– Допускаю, что у фондов могут быть чисто формальные ограничения, которых они обязаны придерживаться. Но в таком случае фонд, поддерживая коммуникацию с другими подобными организациями, должен переадресовать этих людей, рассказать им, какая есть альтернатива, куда они могут обратиться. Ведь задача фонда – помочь. Надо понимать, что людям, которые покинули свои дома, порой, приходится, даже тяжелее чем тем, кто остался в прифронтовой зоне.

– Операция у Полины будет эндоваскулярная – без вскрытия грудной клетки. Ей введут через артерию окклюдер – такую специальную «заплату». Операцию сделают бесплатно. Но надо оплатить окклюдер, а он стоит очень дорого – 65 805 грн. Вся надежда только на тех, кто прочтет этот наш с тобой разговор, и поможет. Какой градус сочувствия в нашем обществе сегодня, как думаешь?

– Я верю в людей. И точно знаю, что многие готовы помогать. Потребность в бескорыстном служении другим людям – одна из ключевых человеческих потребностей. Хотя мы сейчас и наблюдаем очень высокий градус ненависти в обществе, мы также видим и высокий уровень самоорганизации и помощи нуждающимся.