Собрали:


2017 год: 522 876 грн
За 6 лет: 21 574 192 грн
Помочь

Жизнь.Продолжение следует. И Саша справилась.

 Жизнь.Продолжение следует. И Саша справилась.

Жизнь. Продолжение следует...
И САША СПРАВИЛАСЬ.
Когда сам не сдаешься, приходит помощь и от других.


Дом, в котором Елена Лапина живет вместе с двенадцатилетней дочкой Сашей и мамой, стоит прямо у киевской станции метро «Васильковская». По нынешним меркам – почти центр города. Да и дом с виду, как принято говорить, престижный. Вот только живет в одной из его квартир беда.

Перед тем как пойти в первый класс, Саша Лапина поехала на лето к бабушке в село. Вернулась в Киев посвежевшей и загорелой. Начались занятия, а с ними и новая, уже школьная, жизнь. Да и у мамы было всё в порядке. Елена работала в Национальной Академии наук Украины, где трудится и сейчас, готовила кандидатскую диссертацию. Правда, жили с дочкой (с мужем Елена рассталась, когда Саша было три года) в общежитии.

Беда пришла неожиданно. Саша стала гаснуть на глазах, резко похудела. Все время просила пить. Диагноз, поставленный в шестой горбольнице, поразил Елену как громом – сахарный диабет первого типа, тяжелой формы, инсулинозависимость. Сашу положили под капельницы, каждые два часа – анализ крови. Елене было очень страшно, но врачи привели в чувство, принесли книги о диабете и сказали: «Читай, учись, у тебя начинается другая жизнь. От нас мамы выписываются медсестрами, эндокринологами, диетологами». И Елена без пяти минут кандидат физико-математических наук начала штудировать новые науки. О кандидатской диссертации пришлось на время забыть.

После больницы состояние девочки улучшилось, но потом симптомы болезни вернулись. Дальше лечились в киевском Охмадете. Вообще, отзывы о всех врачах, с которыми имели дело, у Елены только положительные: «Все давали свои телефоны, сказали звонить в любое время дня и ночи. И я звоню». Хорошо, что работа позволяла обходиться домашним компьютером – надо было постоянно находиться рядом с дочерью. Даже в школе, пока Саша сидела в классе на уроках, Елена ждала ее в коридоре, измеряла уровень сахара и делала уколы. Так и просидела в школе весь первый класс и начало второго, пока Саша не сказала: «Мама, иди домой. Я сама справлюсь». Саша, которая сидит рядом с нами, гордо добавляет: «И Саша справилась». Ей еще девяти лет не было, а уже сама делала себе инъекции инсулина.

Жизнь диабетика – это сплошной контроль. Например, прежде, чем поесть, надо измерить уровень сахара в крови, посмотреть по таблице, сколько углеводов содержит порция, и ввести соответствующую дозу инсулина. Спрашиваю: «Получается, что нельзя на улице ничего перехватить, даже если увидел что-то вкусное?». Саша отвечает печально, но с оттенком гордости за свою силу воли: «Нельзя. Надо терпеть». Я слушаю её и думаю, что больные дети рано взрослеют. Хотя всё равно остаются детьми. Вот и Саша рассказывает мне о каких-то невинных школьных проделках.

И это очень хорошо, что она так воспринимает свою жизнь. Вот только реальность все же другая. Уровень сахара надо измерять не только в течение дня, но и ночью. Тем более, что у Саши он менялся скачками. Вот тогда врачи и посоветовали Елене поставить Саше инсулиновую помпу. Девочка показывает мне прикрепленный на поясе, размером с мобильный телефон, медицинский мини-компьютер, который помогает рассчитать дозу инсулина и сам выпрыскивает его в кровь. Штука хорошая, вот только стоит дорого. На зарплату научного сотрудника, пусть даже и кандидата (диссертацию Елена, несмотря на болезнь Саши, защитила) плюс пенсия матери, которая переехала в Киев помогать дочери, плюс пособие на ребенка, помпу не купишь.

С помощью Уфонда удалось собрать деньги, и с 2012 года жизнь Саши изменилась. Например, когда были только уколы нельзя было есть ни бананов, ни винограда, ни даже белого хлеба – инъекции не успевали перекрывать нарастание уровня сахара. Помпа успевает. А еще с ней можно вести активный образ жизни – Саша вместе с мамой два раза съездила в специализированный санаторий в Миргород. Наладилось и с жильем. Когда Академии наук выделили квартиры, Лапины, как первоочередники, получили однокомнатную служебную. Правда, Елене все равно приходится нелегко – особенно сейчас, когда расходные материалы для помпы резко подорожали. Пришлось в этом году снова обращаться к Уфонду. Помогли.

Задаю вопрос: «Появился оптимизм?» Елена поправляет: «Появились выдержка и сила воли». Саша снова вмешивается: «И у меня есть выдержка и сила воли». Елена продолжает: «А оптимизм – в том, что твой ребенок нормально себя чувствует, и ты знаешь, как ему помочь».

Рубрику ведет Сергей Семенов
Фото Роман Беценко