Собрали:


2017 год: 2 433 126 грн
За 6 лет: 23 484 442 грн
Помочь

Жизнь.Продолжение следует. Спасти спасателя.

Жизнь.Продолжение следует. Спасти спасателя.

Жизнь. Продолжение следует...
СПАСТИ СПАСАТЕЛЯ.
Кристина Калитюк снова слышит.


Как ведут себя люди, которые с помощью медиков вновь обрели слух? Видеосюжеты об этом есть в интернете. Первая реакция у всех одна – начинают плакать. Конечно, слезами радости. Так было и с пятнадцатилетнейКристиной Калитюк, которой установили сверхмощные слуховые аппараты в Киевском центре слуха. Момент этот настолько интимный, что присутствовать при нем я счел себя не вправе и потому терпеливо дожидался звонка от Кристининой бабушки.

Валентина Терентьевна готова часами рассказывать про внучку по телефону, но я все-таки напросился на встречу. Аппараты только что установили, и Кристина еще не успела привыкнуть к своему новому состоянию. Девочка буквально светилась от радости. Мне было интересно узнать, что же происходило в кабинете врача.

– Думаю, что глаза у меня в тот момент были квадратные, – пояснила девочка. – С аппаратом я сразу все услышала: как машина проехала, как птицы поют за окном. Я ведь в последнее время в тишине ходила!

Тишина пугала не только Кристину, но и ее родных. Несколько лет назад у девочки начал снижаться слух, врачи диагностировали «тугоухость 2 степени». Кристина с трудом воспринимала разговорную речь, маме и бабушке приходилось говорить громко. Зимой 2015 года, после ангины, вторая степень тугоухости перешла в третью. Девочка перестала реагировать на звуки, откликаться на свое имя.

– Дошло до того, – рассказывает бабушка, – что она могла разговаривать с нами только на близком расстоянии, лицом к лицу. Мы поняли, что Кристина уже не слышит, а только читает по губам.

У Кристины начались трудности в школе. Девочка не понимала речь учителей и одноклассников, ей приходилось постоянно переспрашивать. Учиться становилось все сложнее, это угрожало планам на будущее.

В следующем году у Кристины выпускной. В отличие от многих сверстников, она давно решила, в какой институт будет поступать. Девочку увлекает медицина. На всякий случай задаю вопрос про специализацию, хотя почти уверен в ответе: Кристина хочет помогать детям с таким же диагнозом, как у нее. Но девочка вдруг говорит: «Я буду изучать онкологию». Осторожно переспрашиваю, знает ли она все особенности будущей профессии. Кристина отвечает, что «примеряла» на себя разные специальности, но решение приняла уже давно. Бабушка подтверждает: «Мы с ней на эту тему не раз говорили. Но она твердо решила, так что сейчас этот выбор у нас даже не обсуждается».

Поскольку денег в семье нет, поступать Кристина будет на бюджетный, где конкурс выше. Поэтому она уже сейчас усиленно занимается дома по тем предметам, которые ей понадобятся в институте. Спрашиваю, понимает ли она, что с тем объемом информации, который надо усвоить в медицинском, она без новых слуховых аппаратов не справилась бы. Кристина отвечает, что выбрала профессию еще года четыре назад, когда проблем со слухом не было, и очень рада, что теперь эти проблемы удастся решить. Бабушка добавляет, что они очень благодарны Уфонду и всем, кто помог Кристине.

А я, слушая их, думаю о том, что если у Кристины все получится с поступлением и с учебой, то через несколько лет она станет врачом. Это значит, что те, кто помогли Кристине, помогли и ее будущим больным. Можно сказать, спасли спасателя.

Рубрику ведет Сергей Семенов
Фото Инны Чумак