Собрали:


2017 год: 3 078 724 грн
За 7 лет: 24 130 040 грн
Помочь

Жизнь.Продолжение следует. Упал – поднялся.

 Жизнь.Продолжение следует. Упал – поднялся.

Жизнь. Продолжение следует...
УПАЛ – ПОДНЯЛСЯ.
Болезнь побеждаешь тогда, когда ее не боишься.


Соня Егорушина живет в Запорожье в спальном районе, который его жители называют «космосом». Правда, у меня старые многоэтажки никаких ассоциаций с межзвездными путешествиями не вызвали. Разве что пересекает район улица под названием Космическая. Да двухлетняя Соня, несмотря на возраст и болезнь, демонстрирует такое пренебрежение к окружающим ее опасностям, которому могли бы позавидовать космонавты.


«Она у вас смелая», – говорю маме Сони, наблюдая, как девочка, держась за специальный детский велосипед, топает по дорожке сквера. «Она – бесстрашная», – уточняет Таисия, мама Сони.

Бесстрашию Соню и ее маму научили в московском медицинском центре Глобал Медикал Систем (GMS Clinic), который специализируется на лечении несовершенного остеогенеза. У девочки это тяжелое заболевание. В клинике Соня оказалась благодаря помощи читателей Уфонда, которые собрали деньги на лечение. Мы рассказали историю Сони на нашем сайте («Хрупкая девочка», Ксения Смекалинкова). Таких детей еще называют «хрустальными», потому что их кости могут поломаться даже при обычном прикосновении.

«Главное, что она чувствует себя нормальным ребенком», – пытаюсь приободрить маму. «Она – нормальный ребенок», – снова поправляет меня Таисия. Это ей тоже в клинике объяснили. Там ведь не только ставят больным детям капельницы с лекарством, которое укрепляет кости, но и учат родителей, как себя правильно вести. Потому что первая реакция родителей на такую болезнь – держать детей рядом и сдувать с них пылинки. Но на самом деле это даже хуже переломов, потому что мышцы атрофируются.

А у Сони с мышцами дела обстоят все лучше и лучше. Тут заслуга Таисии, которая начала возить девочку в бассейн. В клинике, узнав об этом, похвалили: ведь мышцы – это каркас для костей. И тут же объяснили, что таких детей, как Соня, не надо оберегать от падений. Надо, наоборот, давать им свободу, чтобы они понимали – если упадут, им будет больно. А маме, увидевшей, что ребенок падает, надо реагировать на это спокойно, потому что испуг взрослого тут же давит на детское подсознание, и малыш сам начинает бояться двигаться. Я облегченно вздыхаю, потому что теперь понимаю, почему Таисия не подхватывает Соню при каждом ее рискованном движении. Вначале это меня пугало.

Соня же, в отличие от меня, ничего не боится. Когда ей надоедает быть рядом с нами, она, держась за свой велосипед, уходит от нас метров на десять. Таисия, продолжая рассказ, поглядывает за дочкой и зовет ее. Соня, сама развернув велосипед, идет к нам. Мне в голову приходят слова астронавта Нейла Армстронга, сказанные им на Луне: «Маленький шажок для одного человека, и громадный шаг для всего человечества». Звучит высокопарно, но, тем не менее, к месту. Потому что я вижу, что у этой маленькой девочки могут поучиться бесстрашию многие взрослые. И ведь оно, это бесстрашие идет не от детской наивности, а от уверенности в себе.

Этой уверенности их тоже научили в центре. Сначала – Таисию, а потом, глядя на маму, научилась не бояться падать и Соня. И это дало результат. Таисия говорит, что Соня уже стала группироваться при падении. То есть девочка научилась владеть своим телом. «Так она у вас через пять лет и в школу пойдет», – говорю маме. «Она еще до школы в детский садик пойдет», – отвечает Таисия. В клинике умеют настраивать на победу. Кроме того Таисия видит там успешных детей.

«А мы к трем годам уже бегать будем, да, дочка?» – обращается Таисия к Соне. На днях они снова уезжают на очередной курс лечения. А потом врачи будут смотреть, насколько окрепли кости у Сони. От этого зависит, сколько еще курсов назначат. Соня, которой этот разговор уже надоел, просит пить. Таисия дает ей бутылочку и попутно напоминает: «Попила? Закрывай сама, ты же взрослая».

Уезжая, вспоминаю, как Таисию учили в центре: когда родители не опекают на каждом шагу детей, дети сами становятся осторожнее. Этот рецепт отлично подходит и для родителей обыкновенных детей. Впрочем, мы ведь уже выяснили, что Соня – обыкновенный ребенок. Вот подлечится еще, и пойдет в детский сад.

Рубрику ведет Сергей Семенов
Фото автора