Собрали:


2017 год: 1 795 144 грн
За 6 лет: 22 846 460 грн
Помочь

Особенный репортаж: нечужие истории.

Особенный репортаж: нечужие истории.
Мы начинаем серию публикаций, посвященную особенным детям - детям, которых по самым разнообразным причинам называют именно так. Не важно, какой ребенок - одаренный или, наоборот, с ограниченным развитием, но он всегда будет особенным для других…
Дети - самое ценное, что может быть в нашей жизни. Они такие разные, но объединяет их одно - потребность в родительской ласке, любви, развитии и самосовершенствовании.

Аутизм сейчас на слуху у многих, хотя мало кто толком понимает, что это за психическое расстройство и к чему оно ведет. Однако это прежде редкое и трудно диагностируемое нарушение развития, теперь распознают у каждого 100 ребенка. Если сказать предельно коротко, аутизм – это пожизненное нарушение развития, которое влияет на коммуникацию и отношения с другими людьми, а также на восприятие и понимание окружающего мира. Это погруженность в свой, особенный, отрешенный мир, в котором жизнь течет, возможно, медленнее, контакты с другими даются тяжелее, а интересы узко сфокусированы на определенных, подчас диковинных, предметах. В таком мировосприятии – одновременно уязвимость и гениальность аутиста, по-настоящему понять и принять которую можно лишь с безграничным терпением. Впрочем, весьма полезным при воспитании детей и в обычной семье.

Историей о Тимофее – девятилетнем мальчике-аутисте и его маме Ольге Ладной мы открываем серию публикаций об особенных детях и их семьях. Это будут истории о маленьких победах над аутизмом, эпилепсией, синдромом Дауна. Истории о любви, нежности, борьбе за счастье, приятии ребенка, мира и самого себя. Искренние рассказы о радостях жизни, которые мы, возможно, разучились видеть и ценить…

САМОЛЕТИК СЧАСТЬЯ.

Представляете: распахиваются двери и в потоке света навстречу тебе несется самолетик, бумажный, свернутый из тетрадной странички, с неровными каракулями «на борту»: «Мамочка, я тебя очень люблю. Ты очень красивая. У тебя, как у меня, глаза коричневого цвета. Я по тебе скучаю. Люблю и целую». И ты распахиваешь объятья навстречу своему любимому девятилетнему чуду и чувствуешь себя самой счастливой мамой на свете.
Когда в 2008 году ее Тимофей появился на свет, Оля Ладная только училась быть женой и мамой: малыш был первенцем, да и супружеский блин пошел комом, и с мужем в первый же год брака пришлось расстаться. Но остался Тима, и ночами Оля, глядя на спящее личико сынишки, мечтала о том, как ее малыш выучится в школе и университете, сделает блестящую карьеру и все будет у них как у всех, а, может быть, и лучше.
Тима рос и вместе с мамой осваивался в этом шумном и непонятном взрослом мире: учился ходить, подбирать и выговаривать правильные слова. Но по временам Олю все же одолевала тревога: сынок не смотрел в глаза, слова называл отрывисто и не стремился связать их друг с другом, никогда не просил ни поесть, ни попить, не мог сказать маме, что ему больно или плохо. Но мог подойти к постороннему человеку и взять его за руку, как родного, или наоборот, начинал кричать от страха, мог вырвать руку из маминой ладошки и мчаться прямо на проезжую часть, под колеса машин. Оля корила себя за отставание в развитии сына и неверное воспитание, и ждала: вот подрастет Тимофей, и все образуется.
Но в развитии ребенка все сильнее наблюдался регресс…
В три года Оля все же показала сынишку врачу, и тот, словно читая ее самые испуганные мысли, произнес: «Вы же знаете, что с Вашим ребенком, у Вашего сына – аутизм». Это слово когда-то проносилось в ее голове, она знала, что аутизм - это неизлечимое генетическое психическое заболевание, но информации о нем в ту пору было катастрофически мало, и диагноз прозвучал как смертельный приговор всем мечтам и надеждам. Будущее предстало перед Олей чередой безрадостных и мрачных дней. Она чувствовала, что потеряла сына, и по временам терзала себя страшной мыслью: а поймет ли Тимофей когда-нибудь, что она – его мама, будет ли отличать ее в толпе посторонних? Олю ужасало и то, что поначалу и ее родители не замечали особых перемен в ребенке, не могли понять глубину ее несчастья. Осознавать и принимать новую правду ей приходилось один-на-один с бедой. Но день за днем она училась принимать эту мысль: ее ребенок – особенный, не такой, как все, и у него есть свое, пускай особенное, будущее.
Впрочем, предаваться депрессии Оля не могла. Когда стало известно об аутизме Тимы, она находилась на третьем месяце беременности. К тому времени Оля создала новую семью и, знай диагноз Тимы раньше, едва ли бы решилась на ребенка. Но все вышло к лучшему: второй сынишка - Стас – родился здоровеньким, и стал преданным другом и отличным воспитателем старшего брата. Новый супруг Оли в Тиминой болезни не видел большой беды. Подрастающий Стас ежеминутно требовал внимания старшего брата, любил его, дрался с ним, ходил за ним хвостиком и, сам того не ведая, лучше всяческих научных методик «социализировал» Тиму. А когда родилась младшенькая Мирослава, в семье появился еще один Тимин «воспитатель» и объект его большой любви.

От самого момента постановки диагноза Оля занялась поиском информации и людей, которые помогли бы ей развить ребенку речь и социализировать его. Уже спустя два года она основала сообщество мам особенных детей «Мы вместе», объединявшее семьи, в которых воспитывались дети с аутизмом, ДЦП, эпилепсией, болезнью Дауна. Женщины делились опытом лечения в коррекционных центрах. Оля, маркетолог по профессии, в сообществе нашла применение своим рабочим навыкам: организовывала семинары и вебинары для мам, искала медицинские центры, которые могли бы помочь их малышам, устраивала развивающие мастер-классы для детей, собирала отзывы о специалистах. Реализовала свою давнюю мечту: организовала выставку фото-портеров счастливых мам особенных детей.
И Тима стал меняться на глазах: шаг за шагом он выбирался из скорлупы обособленности. Вернулась осмысленная речь, легко был выучен алфавит и, пусть с большим трудом, но все же освоен счет. Сейчас Тима окончил первый класс, пока что в интернате для детей с тяжелыми нарушениями речи. Но на будущий год Тимофей перейдет в обычную школу, в инклюзивный класс. Вопреки страхам и тревожным ожиданиям, мальчик оказался на редкость смышленым: «почти энциклопедист» с тихой гордостью говорит Оля. Он любит природу и может назвать «по имени» массу жуков, прекрасно запоминает названия стран и городов, читать выучился раньше среднего брата и делает это бегло. Конечно, Тимины таланты развиваются не без Олиной педагогической хитрости: она знает, как и чем мотивировать ребенка, занимается с ним дома на опережение школьной программы, чтобы в классе Тима не терялся, и ему легче было отвечать. Учителя отмечают особенную внутреннюю собранность ребенка, ведь, даже рассеянно глядя в окно, он ухитряется следить за темой урока.
А еще Тима – необыкновенно искренний мальчик, от него не услышишь обычного мальчишеского привирания, и на вопрос: «Как тебе понравился урок или мастер –класс?» - рискуешь услышать самый правдивый ответ. Он потихоньку осваивается в чужом для аутиста мире социальных контактов, может подойти к другому ребенку, поздороваться, предложить поиграть в доганялки. Правда, настоящая дружба – со знакомством и общими взаимными интересами - пока что для Тимы остается чем-то вроде высшей математики. Но мальчик со временем отчасти освоит и ее.
Тима растет в большой дружной семьей рядом с братом и сестричкой, и с ними гораздо проще учиться дружить, любить, справляться с негативными эмоциями. А вместе с Тимой учится и мама. Оля Ладная в шутку признается: «Мой сын – самый лучший тренер личностного роста. Он изменил меня во всем, научил по-другому смотреть на вещи, ценить каждый момент, понимать, что далеко идущие планы – не всегда то, что сбывается. И решать проблемы по мере их поступления. Он научил меня наблюдать, критично мыслить, менять свое поведение, все попускать через себя». И мечтать о таких простых и особенных вещах: чтобы сын рос с улыбкой на лице. Поверьте: этого вполне достаточно для искреннего счастья…