Собрали:


2018 год: 521 000 грн
За 7 лет: 25 777 339 грн
Помочь

Составляй Вы Мировой рейтинг благотворительности, какие вопросы задавали бы?

Составляй Вы Мировой рейтинг благотворительности, какие вопросы задавали бы?
Первый Мировой рейтинг благотворительности (World Giving Index) CAF издал в 2010 году, взяв за основу данные всемирного опроса компании Гэллап (Gallup’s WorldView poll), в котором участвуют свыше 150 тыс. респондентов из 153 стран. Место страны в рейтинге зависит от среднего значения по трем показателям:

1. пожертвование денег в благотворительные организации;
2. работа в качестве волонтеров;
3. оказание помощи незнакомцам.

Специалисты единодушны: это крупнейшее ежегодное глобальное исследование филантропии. За 2017 год Украина в нем заняла рекордное 90-е место среди 139 стран. Критики все равно разводят руками: отстаем!.. В то же время многие эксперты критикуют рейтинг, находя его и некорректным, и даже лукавым.

Павлова Анна, директор благотворительного фонда ПриватБанка "Помогать просто!":
– Для меня это очень показательные цифры. Мы видим значительный рост финансового участия сограждан в благотворительных проектах нашего фонда, рост частоты оказания финансовой помощи, поэтому цифры представленные в рейтинге подтвердили в масштабах страны наши наблюдения.
Однозначно, не стала бы оценивать частоту пожертвований по сумме. В опросе я бы разделила блок финансовой помощи на "сознательную" финансовую помощь и техническую. Например, вы покупаете что-то в магазине, кассир предлагает перечислить оставшуюся сумму на благотворительность. Вы соглашаетесь и тут же забываете об этом, так как сумма настолько незначительно для вашего семейного бюджета, что вы готовы расстаться с ней не задумываясь (10 копеек, к примеру). Другой жанр: когда вы определяете для себя фонд, программу, которую по своему личному убеждению готовы поддержать финансово, сопоставляя ее со своим бюджетом. Для меня это сознательная благотворительность. Когда меценат отказывает себе или своей семье в чем-либо для оказания финансовой помощи.




Лариса Жигун, советник по вопросам защиты прав детей в БО «СОС Дитячі Містечка»:
– Если бы я проводила такой опрос, то мои вопросы, были бы такие: на что Вы обычно жертвуете; на что Вы бы никогда не пожертвовали деньги и время; какой способ пожертвований для вас наиболее удобен и прост?





Таня Райкова, PR менеджер ubb.org.ua:
– Как пиарщику благотворительной организации, мне бы хотелось знать, какой процент населения занимается благотворительностью исключительно через благотворительные организации. Узнать об уровне доверия к неприбыльному сектору: доверяю/не доверяю/, занимаюсь помощью напрямую. Далее интересна средняя сумма пожертвования, и есть ли системность в этом (регулярные платежи). Также уровень благотворительности в стране можно оценить благодаря информации о том, насколько бизнес выполняет роль корпоративно-социальной ответственности в обществе. Поэтому, третьим вопросом стало бы: знаете ли вы компании, которые помогают в вашем городе/селе.




Роман Беценко, координатор Уфонда:
– Мне бы не пришло в голову спросить про помощь незнакомцам. Я бы спрашивал про разницу между помощью напрямую и пожертвованиями в благотворительную организацию. Есть люди, отдающие свои вещи соседке, у которой нет денег, и есть люди, сознательно жертвующие свои деньги именно благотворительные фонды. Я бы сфокусировал опрос на деятельности НКО и отношении к ним населения. Какие льготы есть в стране для частных и для корпоративных доноров? Какую роль играет государство в их поддержке? Мы бы тут оказались в хвосте. Я бы провел отдельный опрос среди журналистов и сотрудников НКО. Интересна возрастная градация респондентов.




Алла Шлапак, голова ГО "Соціальна справедливість":
– Якби я проводила таке опитування, то мої питання, були б такі: чи важлива для Вас адресність допомоги? Чи готові Ви свій час використовувати для благодійництва? Скільки років Ви займаєтеся благодійництвом?





Илона Соколовская, главный редактор ТК Глас:
– Осознавая, какую важную роль играет журналистика в целом, и в частности журналистские расследования, опросы-рейтинги и т.п., понимая то, как ненавязчиво они могут формировать общественное мнение, я бы поставила вопрос так: Зачем человеческому обществу необходимо само понятие благотворительности и участие в ней? Дело в том, что рассуждения на тему помогаете ли вы нуждающимся, каким образом, в какой мере – это вопросы необходимые, но второстепенные. Человеческое общество тем и отличается от иных живых сообществ, что обязано брать на себя ответственность за «себеподобных», тех, кто не может справиться своими силами, людей с ограниченными (сегодня говорим - особенными) возможностями, испытывающих трудные житейские обстоятельства. Думаю, уместно было бы адресовать этот вопрос для представителей разных групп:
- государственной власти разных уровней,
- бизнеса,
- медиа сферы,
- и обычных граждан.
Первым: Что делается на государственном уровне? Какую часть на себя берет государство, как поддерживает и взаимодействует с благотворительными организациями, чем мотивирует бизнес для участия в подобных проектах. Вторым, сфере бизнеса: Какие фонды вы поддерживаете? Какими требованиями руководствуетесь при выборе того или иного фонда, с которым планируете сотрудничество?
Представителям медиа-сферы я бы задала вопрос: Что делаете вы для популяризации таких понятий как сострадание и милосердие? Как много эфира/полос/рубрик выделяете для бесплатного предоставления БО?
А простым людям я бы задала вопрос: Как часто Вы помогаете? Важно ли для Вас лично знать адресата? Какие виды благотворительности Вы знаете?




Александр Клименко, священник, победитель шоу «Голос країни»:
– Я полагаю, что в рейтинге благотворительности должна оцениваться и доля церковных пожертвований, ведь в основе церкви уже лежит идея благотворительности, идея помогать ближним. И одна из главных заповедей Христа: делать другим то, что желаешь себе. Поэтому я думаю, стоит сформулировать вопрос так: сколько граждан страны поддерживают церковные программы благотворительности?
По моим личным наблюдениям, половина прихожан работоспособного возраста активно жертвуют на благотворительные нужды, например, когда собираются средства на лечение больного ребенка.
Также для рейтинга благотворителей имеет значение интересоваться, какой процент дохода человек жертвует на благотворительность. Это как в библейской притче: бедная вдова пожертвовала лепту, это очень малая сумма, но она отдала все, что имела, и поэтому ее жертва так значительная перед Христом.
И очень важно, сколько людей реально выздоровели после применения программы лечения, оплаченной благотворительным фондом. Потому что одно дело – сколько денег отдали для лечения, и совсем другое: сколько людей выздоровело. Это вопрос разумного осваивания денег. Ведь проблема может заключаться в том, что избран не самый лучший или, предположим, чрезмерно дорогой способ лечения. Поэтому любая благотворительная программа должна оцениваться только так – по результату.




Ольга Руднева, директор фонда Елены Пинчук:
– Я бы начала наше исследования с попытки понять терминологию: что люди понимают под словом благотворительность и волонтерство? Думаю, мы все будем очень удивлены разностью понимания столь базовых терминов. Я бы хотела понимать процент людей, которые имеют разовый опыт волонтерства и благотворительности, и отдельно рассмотреть группу тех людей, которые делают это относительно систематически. Для тех, кто «в системе» - какой процент своего дохода в месяц или в год они выделяют на благотворительность, сколько времени в месяц они отдают волонтерской работе. Для нашего сектора, также очень важны вопросы толерантности и отношения к группам риска: потребителям наркотиков, людям с тяжелыми заболеваниями, ромам и людям без определенного места жительства. Для меня эти ответы также важны, как и деньги, которые, человек готов выделить на помощь. Отдельным вопросом в благотворительности всегда будет уровень доверия к благотворительному сектору, его надо исследовать отдельно, наравне с уровнем доверия государству.




Роман Нікітенко, координатор проектів Українського форуму благодійників:
Частиною Світового рейтингу благодійності цікаво побачити топ держав, які надають безповортну фінансову допомогу країнам, що розвиваються. Визначити пріоритетні сфери надання такої допомоги та конкретні результати. Цікавою була би інформація про розподіл донорських коштів між державою, НДО, бізнесом та фізичними особами. Окрім цього, доцільно зробити топ країн, які отримують безповоротну фінансову допомогу та топ найбільших недержавних організацій-донорів.
Такий рейтинг міг би стати потужною емпіричною базою та надати інструментарій для подальших аналітичних досліджень на національному рівні.




Катя Жук, директор «Charity Tuner»:
– Меня, как маркетолога и главу мониторинговой организации по проверке неприбыльного сектора, интересуют в каждом рейтинге исходные данные и уровень развития благотворительности в стране, которая этот рейтинг задумала и составила вопросы для получения информации.
Данные, по количеству денег и привлеченных волонтерских сил, в первую очередь, получают у мониторинговой организации в каждой отдельной стране. Что мы и с чем сравниваем? В прошлом году проводился некий соцопрос, совершенно нерелевантный. И в итоге, ощущение, что в основу рейтинга легли эти ответы. Есть много опросов, по которым вы никогда не увидите реальной картины. У нас даже для внутреннего пользования нет возможности получения данных от управления статистик по самым элементарным вопросам, касающимся неприбыльного сектора. Так что, смотрю на этот рейтинг, как на красивую картинку, где мы хоть как-то попадаем в соседство с развитыми странами. Вот и все.




Анна Гулевская-Черныш, основатель Школы социального предпринимательства SELab:
– Рейтинги, на мой взгляд, важны. Они помогают оценить уровень развития той или иной сферы в сравнении с другими странами, а так же, следить за динамикой развития или деградации своей страны в этой сфере.
90-е место в рейтинге по благотворительности – это самая лучшая позиция для Украины за все время существования рейтинга. Это значит, что благотворительный сектор в Украине развивается, растет культура благотворительности и происходит постепенное ее превращение в важную общественную ценность.
Однако рейтинги имеют ценность, когда они объективны. Несколько лет подряд эксперты обсуждали одну и ту же проблему: в топ-позициях рейтинга в категории – «вовлечение людей в волонтерство», занимали такие страны как Туркменистан, Таджикистан, Киргистан и т. д. Это страны, в которых политический режим не дает возможность зарегистрировать общественную организации, волонтерами становятся не по призванию, а по принуждению… Как же они могут быть «лидерами» рейтинга? Нужно предусмотреть механизмы, которые бы исключали такие вот казусы.
Если бы я оценивала развитие благотворительности, то, возможно, добавила показатель количества зарегистрированных благотворительных фондов и организаций на душу населения.




Марія Артеменко, засновниця Клубу Добродіїв, молодший партнер Gres Todorchuk PR:
– Мене завжди цікавила тема мотивації. Чому люди допомагають? Наприклад, якщо детальніше ознайомитись зі Світовим рейтингом благодійності, на першому місці ви побачите М'янму. За даними дослідників, пожертвування роблять 91% населення країни. В основному жертвують гроші монахам. Це закладено в релігії. Інша вражаюча статистика говорить, що 22% всіх грошей на благодійність збирають в 2 дня перед Новим роком, сукупно ця сума становить 9 мільярдів доларів. Людям хочеться поділитись дивом. На жаль, часто це одноразове бажання. В Клубі Добродіїв ми вже багато років пропагуємо ідею проти жалості, адже сиротам потрібні знання, навички і можливості, а не співчуття. Не випадково слова жалІти і жалИти дуже схожі, різниця тільки в одній букві. Ось цю різницю і треба вчитися бачити, щоб не перегинати палицю в своєму бажанні заподіювати добро. Я б додала питання про мотивацію, щоб зрозуміти як правильно виховувати культуру благодійності, а добрі справи зробити ефективними.