Собрали:


2018 год: 5 439 871 грн
За 7 лет: 30 696 210 грн
Помочь

АВА – как безошибочный метод обучения детей с аутизмом

АВА – как безошибочный метод обучения детей с аутизмом
Сколько на сегодняшний день в Украине детей с аутизмом? В нашей стране диагностика аутизма только развивается, поэтому точных данных пока нет. Также есть ощутимая нехватка учебных заведений/центров для помощи таким детям.

Все же, дела обстоят не столь плохо, как может показаться на первый взгляд. Сейчас в Украине постепенно появляются обучающие центры, которые помогут вашему ребенку приобрести жизненно необходимые навыки и максимально подготовить его к самостоятельной и полноценной жизни. Об одном из таких центров и пойдет речь в данной статье. Ольга Калиткина и Ольга Щетинина – коллеги и подруги, сейчас работают над открытием собственного ABA центра для детей с аутизмом и другими особыми образовательными потребностями. Прикладной анализ поведения АВА (Applied behavior analysis) – это научная дисциплина, которая предполагает использование современной поведенческой теории обучения, для развития различных навыков ребенка и устранения нежелательного поведения.

И так, подробнее о плюсах данной методики, об открытии АВА центра и о самых главных ошибках в реабилитации ребенка с аутизмом нам расскажут АВА специалисты Ольга Калиткина и Ольга Щетинина.


Ольга, расскажите, чем вы занимаетесь помимо этого? Кто вы по профессии?


Ольга К:
По первому образованию я журналист. Примерно три года назад моему ребенку Кириллу поставили диагноз «детский аутизм». С того момента, моя жизнь, профессия – все кардинально изменилось. Я поступила учиться на сертифицированные курсы BCBA у Ю.Эрц и в течение 2-х лет закончила полную дистанционную программу. Сейчас также получаю второе высшее образование по специальности «олигофренопедагогика» в НПУ им. Н.П. Драгоманова.
Первое время я работала только со своим ребенком, но очень скоро я поняла, что хочу развиваться в сфере АВА и также стала работать с другими детьми.
В прошлом году, я пошла работать в школу тьютором (ассистентом ребенка). Моя работа заключалась в сопровождении ребенка на уроках, а также проведении индивидуальных занятий. В школе я получила колоссальный опыт и сейчас появилась возможность и желание поделиться этим опытом с другими и открыть центр для таких же детей, как мой ребенок.
Почему у вас появилось желание помогать и другим детям, а не только вашему?

Ольга К:
Много знаний, опыта, так как пришлось погрузиться в эту профессию с головой. В моей семье ABA – это образ жизни. Мне часто кажется, что это все настолько очевидные вещи и непонятно, почему родители не знают, что делать с их ребенком. Хотя, вначале пути я была точно такой же. Когда у моего ребенка диагностировали аутизм, он вообще не понимал обращенную речь, не выполнял никакие инструкции, не произносил ни звука, совсем не интересовался игрушками, было очень много проблематичного и аутостимулятивного поведения, любой выход в гости, магазин, кафе заканчивался очень длительной истерикой с валянием на полу и криками до хрипа. Невозможно было подстричь ребенку ногти, волосы, помыть голову. Не было никакого контакта с детьми. Ни я, и никто из моей семьи не могли справиться с Кириллом. И только АВА изменил моего ребенка кардинально. Сейчас он ходит в обычный садик, много говорит, общается со сверстниками, активно нагоняет все упущенное. Да, проблемы остаются. Конечно, мы не избавились от аутизма. Я отдаю себе отчет, что еще есть над чем работать и при аутизме проблемы останутся на всю жизнь. Сейчас наша первоочередная цель – это пойти в обычную школу и успевать там по программе.
Почему я решила работать с другими детьми? Меня стало слишком много в жизни моего ребенка. Ольга Щетинина, куратор моего ребенка в садике, говорит мне: «Побудь ты мамой хоть иногда». Я уже настолько привыкла любую ситуацию оборачивать в обучающую, что иногда лишаю ребенка детства. Сейчас у Кирилла есть тьютор, который сопровождает его в детском саду, а также занимается с ним индивидуально. Поэтому, я занимаюсь с ним намного меньше, чем раньше. Конечно, работа продолжается в естественной среде всегда. Но я рада, что у Кирилла уже есть специалисты, которые с ним занимаются, а я все-таки, стараюсь ему быть мамой.

Будете ли вы еще набирать людей в вашу команду?

Ольга Щ:
Да, конечно. В нашей команде, помимо двух кураторов, уже есть 5 АВА терапистов, музыкальный терапевт, преподаватель физкультуры. Также, сейчас мы проводим обучение людей, которые возможно, в будущем станут нашими коллегами.Когда приходит ребенок в ваш центр, с чего начинается его обучение? Какие уроки и этапы он будет проходить?

Ольга К:
Каждый ребенок, который приходит в центр, сначала обязательно будет проходить тестирование. Мы смотрим на уровень навыков и на то, что знает ребенок. Потом, вместе с родителями мы решаем, что в первую очередь мы развиваем, что улучшит качество жизни ребенка и его семьи здесь и сейчас.

Ольга Щ: Перед тестированием мы с ребенком устанавливаем сотрудничество. Тестирование начинается только после того, когда ребенок нам окончательно доверяет, когда он может делиться с нами самыми любимыми игрушками, когда он спокойно заходит к нам, когда он рад видеть своего педагога. Только тогда мы можем начать тестирование, потому что дети очень часто, если нет сотрудничества, не показывают того, что они умеют. Нужно смотреть на ребенка, с какой скоростью он допускает к себе, что сейчас ему интересно. Наши педагоги знают все новинки игрушек, мультиков, все что сейчас интересно. Если ребенку нравятся животные, то педагог различными способами показывает, что ему интересно то, что интересно ребенку. На первых этапах педагог всегда подключается к ребенку, а уже потом постепенно и плавно переходит к занятиям, но только после тестирования навыков и написания индивидуальной программы развития.

В чем отличие ABA от других коррекционных методик?

Ольга К:
Разница в том, что в первую очередь мы улучшаем жизнь ребенка и его семьи здесь и сейчас. Мы не подгоняем его под какой-то возраст. Если к нам пришел ребенок шести лет, который ходит в памперсах, у которого много нежелательного поведения, он не разговаривает, не понимает речь, и не может коммуницировать, но по его возрасту ему нужно знать буквы и цифры, то нет, мы не занимаемся этим. Мы сначала обучаем его тем навыкам, которые необходимы ему сейчас, потому что, знание цифр никак не улучит ему жизнь на данном этапе, и его родителям тоже. Мы убираем нежелательное поведение, мы формируем туалет, мы формируем коммуникацию. И когда все эти пункты заполнены, мы уже можем стремиться к каким-то академическим навыкам. Наша дисциплина охватывает абсолютно все жизненные сферы ребенка. Это может быть и туалет, и еда, и социально-бытовые навыки. Если какой-то из навыков не сформирован и это мешает полноценно жить ребенку, при этом страдает качество его жизни, то мы будем этим заниматься. И мы не смотрим на то, что в 6 лет ребенок должен читать и писать.
Ольга Щ: Мы используем безошибочный метод обучения, то есть, чтобы ребенок всегда был успешным. Мы не используем негативную мотивацию, страх плохих оценок, страх наказания и т.д. Мы работаем по-другому. Нам важно замотивировать ребенка к занятиям.
Специалисты нашего центра акцентируют внимание ребенка на том, что он сделал хорошо, где у него получается.
На самом деле, это очень важный навык, замечать хорошее, потому что все мы привыкли замечать плохое. Замечать плохое в себе, в окружающих, в поведении своего ребенка. Вот, к примеру: ведет себя ребенок хорошо, мы все молчим, а сделал что-то плохо, и мама подошла, отругала. Это уже образ жизни всех нас.

Ваши взгляды на обучение абсолютно противоположны тем методикам, которые используются в школах и в садиках?

Ольга К:
Мы работаем по прикладному анализу поведения. Это дисциплина, которая в других странах преподается в университетах, а у нас, к сожалению, таких специалистов не готовят, и АВА не преподают. Знания Прикладного анализа поведения были бы очень полезны и для специалистов, работающих с детьми с нормативным развитием (учителей, воспитателей, педагогов).

Кто на сегодняшний день приходит к этой профессии? Это люди с педагогическим или медицинским образованием?

Ольга К:
В основном мамы детей с особенностями развития приходят в эту профессию, не зависимо от образования.

А какова роль родителей в обучении ребенка?

Ольга К:
Без родителей, по сути, успеха не будет. К примеру: если вы ходите на занятия 3 раза в неделю, обучаетесь и надеетесь, что рано или поздно это сработает – то это не та методика. АВА терапия – это командная работа, и если родители не могут, и не будут продолжать то, что начато в рамках центра, то не то чтобы эффекта не будет, а будет даже вред. У ребенка будет поведенческий контраст. Здесь он будет вести себя по одному, дома по-другому, и навыки не будут закрепляться. В принципе, здесь даже больше негативного, чем позитивного. И если родители не настроены работать дома, то лучше и не начинать.

Ольга Щ: Хочу сделать уточнение. Работа дома – это не всегда работа за столом: пару часов посидели и на этом все. Когда мы говорим родителям, «мы хотим, чтобы у нас была командная работа вы - занимаетесь дома, мы в центре», то родители отвечают «у меня нет времени сидеть и 2 часа с ним заниматься». Тут очень важно родителям донести, что АВА - это не просто пришли, 2 часа посидели, поработали и ушли домой. АВА начинается с того момента, когда ребенок проснулся и заканчивается, когда он уснул.
Ольга К: Приведу пример: если мы вводим ребенку альтернативную коммуникацию, например, PECS (коммуникационная система обмена изображениями), то даем ему эти знания в рамках центра, но ребенок ведь коммуницирует везде, и больше всего, он делает это дома в семье. Если в семье это не будет поддерживаться и развиваться, то коммуникация не запустится в принципе. Потому что, в таком случае, ребенок будет общаться с помощью карточек PECS только у нас в центре, а этого мало. Мы же ребенку даем этот инструмент для жизни, а жизнь у него за пределами нашего центра. Здесь мы выстраиваем искусственную среду. Набираем навыки, которые необходимы ему там, за пределами центра. И если семья не будет поддерживать и развивать это, то вся эта информация и навыки, здесь так и останутся, в рамках нашего искусственного мира.

Какова ваша цель?

Ольга Щ:
Наша окончательная цель, чтобы ребенок здесь получил знания, и применял их в жизни. Дети растут, и мы не хотим, чтобы к нам ходили до 25 лет. Мы хотим работать на результат, чтобы ребенок смог пойти в общеобразовательный садик и школу, чтобы он стал максимально самостоятельным – это результат.

Будут ли какие-то творческие занятия с детками?

Ольга Щ:
Планируется рисование, лепка. У нас будет и музыка, логоритмика, танцы, занятия спортом. В чем особенности нашего центра? В том, что все занятия будут проходить по АВА, потому как, данный метод работает во всех направлениях. Очень часто, у родителей ошибочное представление о данном методе, они думают, что это работа один на один за столом. Но нет – это принципы поведения, которые работают во всех сферах жизни. Можно научиться рисовать разными методами, но есть один наиболее эффективный способ. Вот лично мы считаем, что АВА это наиболее эффективный способ получения навыков, и мы его будем применять во всех сферах.

Ваш центр будет платным?

Ольга К:
Да, родителям необходимо будет платить за обучение.

Когда планируется открытие вашего центра? И планируете ли как-то афишировать ваше открытие?

Ольга К:
Да, планируем запускать рекламу в социальных сетях, а открытие будет 8 сентября.

Ольга Щ: Но, уже достаточное количество людей знает, что мы открываемся. В нашей среде это как сарафанное радио. В Киеве очень мало специалистов, и поэтому все друг друга знают, а информация распространяется очень быстро.