Собрали:


2018 год: 2 698 616 грн
За 7 лет: 27 954 955 грн
Помочь

Безмолвный разговор

Безмолвный разговор

Помочь легко

Программа
Откуда
Возраст
2.6 года
Необходимо
528 000 грн
Собрано
484 200 грн
Не хватает
43 800грн
Фонд "Допомагати просто" и клиенты Приватбанка внесли 264 000 грн.

Кристина Чепухина срочно нуждается в кохлеарной имплантации. Прооперировать девочку необходимо до трех лет.

Что может быть страшнее неопределенности? А если речь идет о здоровье и будущности ребенка?!.. Когда Ирине Чепухиной предложили обследовать двухлетнюю дочурку Кристину у сурдолога, она внутренне металась от страха к надежде. Ночами снилось, что врачи ошибаются, и на проверке окажется: ничего страшного, на самом деле их Кристина – обычная здоровая девочка и нормально слышит, просто серная пробочка в ухе, такое случается – так сами врачи говорят…


И вот настал он - «день икс»: из родного городка Синельниково, что в Днепропетровской области, семья Чепухиных приехала в Днепр, в детскую областную клиническую больницу им. И.И. Мечникова. Зашли в кабинет сурдолога. Врач – Андрей Валериевич Зайцев – пояснил родителям, что на процедуру диагностики слуха уйдет не более двадцати минут. Вначале Кристину поместили под легкий наркоз, а когда девочка уснула, к голове присоединили датчики. Сурдолог замер перед монитором, изучая непонятные родителям диаграммы, потянулись бесконечно томительные минуты тревожного ожидания и устрашающей тишины. Наконец, врач изрек: «Ваш диагноз – сенсоневральная тугоухость четвертой степени. Очень жаль, но ваш ребенок не слышит звуков, практически никаких».

У Ирины горло сдавило так, что не смогла выдохнуть ни слова: у дочери глухота, как такое может быть? И что с этим делать?… «Вам показана кохлеарная имплантация. Нужно ехать в Киев» – и вот уже вспыхнувшую надежду тут же губит запредельная, космическая дороговизна операции: такая сумма любую мечту обратит в пепел. Назад, Ирина и Кирилл ехали молча, что тут говорить: денег на операцию нет. Отец Кристины работает машинистом в локомотивном депо, мама девочки Ирина остается дома с дочуркой, в семье подрастает старший сынишка, средств и так в обрез.
После диагностики дочки, которая окончилась постановкой того самого страшного диагноза, Ирина и Кирилл стали порознь страдать от безысходности. А затаившийся негатив невольно сбрасывали друг на друга, стали ссориться по мелочам, Ирина вдали от сторонних глаз выливала в слезах свое горе, на людях появлялась с улыбкой: зачем чужим людям ее беда? Кирилл замкнулся в себе, впал в депрессию, не радовал даже любимый мотоцикл, перестал захаживать в гараж, утратил интерес и вкус к жизни: Кристина – его любимица, единственная дочурка в чисто мужской родне Чепухиных, а тут – диагноз, как приговор, сроком на всю жизнь.

Только спустя три месяца родители немного адаптировались к произошедшему, в семью вернулся мир, Ирина и Кирилл принялись строить планы ехать в Киев, искать денег на кохлеарную имплантацию. Случившееся уже не представлялось жуткой несправедливой ошибкой. Да и прежнее неведение казалось удивительным, ведь сердцем и раньше понимали: что-то с малышкой не так. Первый звоночек прозвенел, когда Кристине едва исполнилось полтора года. Малышка училась ходить: бывало, папа с мамой ее зовут, а она не реагирует, будто их тут и нет, не оборачивается. Вот тогда-то и закралось подозрение, что у Кристины со слухом нелады. Ирина и Кирилл стали устраивать домашние «тесты»: включали громко телевизор за спиной, шумели феном и пылесосом, но, увы!.. Дочка оставалась невозмутима. Тревогу сдерживало лишь одно: малышка имела удивительную привычку – постучишь ей по плечу, она не оборачивается. И все же, чтобы развеять подозрения, Ирина с дочкой отправилась к местному врачу, но та не решилась установить диагноз и перенаправила к специалистам в Днепр.

Почему ребенок утратил слух, ни один из врачей не дает однозначного ответа. Вероятно, от рождения Кристина все же слышала, лопотала на своем детском языке – пробовала говорить. Мама припоминает, что в возрасте пяти месяцев дочка переболела тяжелым бронхитом и, возможно, осложнение от него и послужило причиной нынешних проблем. Есть и другой, также неподтвержденный, вариант: на слух могла повлиять одна из обязательных прививок. Единственное, о чем жалеет Ирина: успей они вовремя разглядеть проблему, сумели бы восстановить ребенку слух. Но прошлого не вернуть, и Ирина, умудренная своим горьким опытом, лишь хочет донести до других мам и пап: будьте предельно внимательны к малышам, пускай Вас настораживает любая непривычная деталь в их поведении и при малейшем подозрении на тугоухость обращайтесь к сурдологу, не медлите.

Сейчас и папа, и мама учатся понимать дочурку пока без слов. Прописанный для ношения девочке слуховой аппарат практически не в силах ей помочь, и родители разговаривают с дочкой, акцентируя ее внимание на артикуляции губ. А еще по совету других мам Ирина учит дочку класть руку на горло, чтобы она ощущала вибрацию голосовых связок и соотносила ее с речью и слухом. Но пока что Кристина не справляется с речью. Уколола пальчик – бежит не рассказать, а показать, малышка хорошо знает – мама пожалеет и без слов. А недавно напроказничала – затолкала в нос пенопластовый шарик, и тоже пришла и «призналась»: показала пальчиком и «пояснила», что натворила. Пришлось ехать к лору, «спасать» нос.
Иногда Кристина затевает игру: приходит на кухню, становится посредине и стоит. «Хочешь пить»?» - начинает мама «угадалку». Наливает компота или воды. «Нет?.. Тогда кушать?» Из ящиков и холодильника достаются продукты и утварь, но у Кристины на уме может быть что угодно: от желания съесть конфетку до намерения заполучить недоступные коробочки со специями и маслами, которые мама благоразумно держит на полках повыше. И не стоит перечить Кристине и запрещать ей удовлетворить ее «исследовательский инстинкт». Малышка все равно добьется своего и получит то, к чему проявляет интерес. Она очень смышленая, волевая и целеустремленная девчушка, и даже брат, который на три года старше Кристины, не рискует отобрать у нее машинку или пистолет. Кристина не любит кукол, отдает предпочтение игрушкам, которые жужжат, движутся и радуют малышку тем, что вибрируют и живут. Для нее вибрация – это живой звук во плоти.

Кристина уже умеет обращаться с ложкой, вместе с мамой рисует, а с папой – катается на велосипеде. Она тянется к таким же, как и она, малышам, и когда играет с детьми, на ее личике, как в зеркале, отражаются эмоции других. А еще она обожает праздничные фейерверки: пожалуй, это единственное зрелище, которое она слышит и оборачивается в поисках ярких звездочек, загадочно хлопающих в небесах.
По прогнозам врачей, если Кристину в течение текущего года прооперировать, то уже спустя несколько месяцев после имплантации девочка нагонит в развитии сверстников. Кристина уже стоит в бесплатной очереди на имплант, но ее номер в этой очереди – 379, и за месяц она продвинулась всего на десять человек. Дождаться бесплатной операции для ребенка – нереально... И все же… Родители Кристины очень надеются, что мир не без добрых людей, им непременно помогут, и их дочка, которая так хочет услышать маму и папу, будет и слышать, и говорить.

Автор Нина Филатова
Фото из личного архива семьи

Профессор, доктор медицинских наук Мехмет Зия Озьер, клиника Aсibadem (Турция): «У Кристины Чепухиной двусторонняя сенсоневральная тугоухость 4 степени, граничащая с глухотой. Недавно малышка прошла все необходимые обследования, она полностью подходит под метод кохлеарной имплантации. Кристина очень перспективный ребенок и имеет хороший речевой потенциал. Благодаря постоянным занятиям и лечению у девочки разовьется речь. Впоследствии она будет полностью интегрирована в среду слышащих и сможет пойти в массовую школу».

Турецкая клиника Aсibadem выставила счет на $20 000. Это 520 000 грн. Таких денег у родных Кристины нет.

Дорогие друзья! Если вы решите спасти Кристине Чепухиной, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Можно отправить пожертвование банковским переводом в Уфонд. Все необходимые реквизиты есть в фонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с кредитной карточки или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа.