Собрали:


2018 год: 3 870 001 грн
За 7 лет: 29 126 340 грн
Помочь

Дарья Герасимчук: «Либо мы делаем все бесплатно, либо мы не делаем ничего»

Дарья Герасимчук: «Либо мы делаем все бесплатно, либо мы не делаем ничего»
Не так часто встретишь на своем пути людей, которые по-настоящему горят тем, что они делают. Для которых работа – это не занятость, а самая настоящая жизнь. Людей, общение с которыми вызывает улыбку, восхищение и уверенность, что каждому из нас под силу абсолютно все. Именно с таким человеком мне посчастливилось недавно пообщаться. Это Дарья Герасимчук – исполнительный директор общественной организации «Видчуй», которая помогает людям с нарушениями слуха.

– Дарья, с чего началась ваша работа со слабослышащими детьми?

– Дело в том, что это для меня не просто работа. Я – мама ребенка с нарушением слуха, моя дочь имеет тотальную глухоту. На тот момент, когда меня пригласили на работу в общественную организацию «Видчуй» (2013 году), она уже проходила реабилитацию после имплантации (для этого пришлось продать квартиру и пережить весьма нелегкие времена). Пройдя абсолютно все, я прекрасно понимала, каких больших денег это стоит и какой это тяжелый труд для родителей – пройти реабилитацию, найти педагога и т.д.

– И что вы решили?

– Я предложила Андрею Пышному, главе организации «Видчуй», создать при организации Детский Центр, в котором мы начали заниматься консультационной работой с родителями и детьми с нарушениями. Мы не давали никакой рекламы. В самом начале из числа мам у нас были сурдопедагоги, которые начали консультировать родителей, а дальше запросы начали расти.



– Сколько стоит реабилитация для детей с нарушениями слуха?

– На сегодняшний день, как до-, так и послеимплантационная реабилитация стоит около 5-6 тысяч гривен в месяц. Это не учитывая различных «развивалок», кружков и т.п. (одно занятие – 250-300 гривен. А для реабилитации ребенка нужны 2-3 занятия с сурдопедагогом в неделю плюс занятие с психологом и с логопедом).
Это очень сложно и дорого для среднестатистической семьи. Я понимала, что нужно делать тут и сейчас. Обрисовав всю картину Андрею Григорьевичу мы взяли на работу первого сурдопедагога. И потом… мы не смогли остановиться. Детей приходило все больше, штат расширялся… Сейчас у нас уже 10 педагогов, мы принимаем 60-70 детей со всей Украины в неделю. Почувствовав в себе потенциал к такой работе, мы поняли, что если у нас все хорошо получается, то останавливаться не стоит.

– Кто еще в Украине этим занимается?

– Есть государственные центры реабилитации, кабинеты при ЛОР-больницах в разных регионах (не будем обсуждать, платно это или бесплатно), но если мы говорим в разрезе гражданского общества, то мы – единственная такая организация, такой центр, который принимает такое количество детей совершенно бесплатно.

– По каким программам вы работаете с детьми?

– У нас разрабатывается программа под каждого ребенка. Если одному ребенку нужно, чтобы педагог сидел с ним под столом, значит, они будут работать под столом. Если нужно лежать на полу – значит, будет так. Мы нарабатывали свои программы и подходы, потому что педколлектив молодой, очень креативный, мы все время их подстегиваем к чему-то новому.
Мы выделили в нашей работе 10 программ и работаем по этим направлениям.



– Как проходит процедура?

– Хотелось бы отметить, что поскольку мы бесплатная организация, многие родители воспринимают нас не совсем серьезно (захотел – пришел, нет – так нет). Когда они оплачивают услуги, то отношение совсем другое – уважительное и добросовестное.
Именно поэтому мы прибегнули к достаточно строгим мерам. В своей работе мы выделили такой алгоритм: ребенок записывается на диагностику, приходит к сурдопедагогу и психологу, которые вместе проводят диагностику. После этого, не оглашая ничего родителям, мы раз в неделю заседаем экспертной группой и обсуждаем каждого вновь прибывшего ребенка. Определяем, есть ли какие-то сопутствующие заболевания (мы работаем исключительно с детьми с нарушением слуха). После диагностики, если мы не можем помочь (в случае, если у ребенка другие нарушения), то советуем родителям другие центры и партнерские организации.
Команда решает, что мы можем предложить каждому ребенку, какой у него должен быть план, какой запрос мы ставим перед родителями и наоборот, выбираем команду, которая будет работать, и только тогда созваниваемся с родителями и рассказываем о своем предложении. Ведь наша задача – научить семью правильно жить, а не реабилитировать ребенка в семье, в которой не понимают, что с ним делать дальше.
Мы даем свой запрос, если родители соглашаются, тогда они ставятся в график (каждый ребенок может заниматься не больше 2 раз в неделю у сурдопедагога. У психолога и логопеда - по разу). Мы вносим ребенка в расписание, и он определяется на конкретную программу.
Если ребенок в кохлеарном импланте, это слухо-речевая программа реабилитации в кохлеарном импланте. Если в слуховом аппарате – значит, в аппарате.



Какими еще направлениями занимается детский центр «Видчуй»?

– Мы – единственные в Украине, кто занимается ранним вмешательством для деток с нарушением слуха. Программа работает уже два года, через нее прошло двенадцать детей. На данном этапе таких деток пять (от 7 месяцев до полтора года).
Раннее вмешательство – это программа, которая предполагает комплексный подход к подготовке семьи. Как только родители обнаружили диагноз (в роддоме должен проводится скрининг, дальше – другие обследования), ребенок сразу должен попадать в систему раннего вмешательства. Я, как кейс-менежер, команда педагогов, психологов работаем со всеми членами семьи. Когда мы видим, что семья уже готова и понимает, что делать дальше (обычно эта программа длится около двух лет, но если кто-то попадает в возрасте 2,5-3 года, то программа длится всего полгода), мы переводим ребенка на следующую программу.

– Вы говорили, что работаете с семьями со всей Украины. Как это происходит?

– У нас есть программа дистанционного консультирования. Иногородние приезжают к нам на 5-дневные сессии. Каждый день посещают занятия с сурдопедагогом, психологом и логопедом, получают домашние задания, уезжают домой, связываются с педагогом по телефону или скайпу и, в зависимости от возможностей, раз в месяц или в два месяца приезжают снова.



– Какие проблемы существуют в сфере реабилитации деток с нарушениями слуха?

– Первая проблема – это педагоги, кадры. К сожалению, 95% выпускников кафедры коррекционной педагогики уходят работать не по профессии. Потому что страшно, потому что не чувствуют в себе уверенности, потому что не считают, что это важная и прибыльная профессия. Хотя на самом деле сейчас сурдопедагоги получают не так уж и мало, эта специальность вполне конкурентна.
Вторая проблема – отсутствие системы реабилитации. У нас нет современных программ по реабилитации, по которым бы работали все, по которым, обучали бы сурдопедагогов и дальше они бы работали по современным методикам. Обычно работают по старым методикам или по наитию: как педагог чувствует – так и работает. Но хотелось бы это оформить в современную программу реабилитации.
Есть ученые в институте Гринченко, которые работают с педагогами-практиками (нашими в том числе), которые сейчас создают программу реабилитации и пытаются ее вывести на государственный уровень.
Третья проблема – общее развитие ребенка. Даже я, как мама, которая столкнулась с этим, прекрасно понимаю, что родители все свои силы кладут на то, чтобы ребенок научился говорить, слышать и стараются его подтянуть к зоне нормотипичности. И, к сожалению, в этой гонке они забывают о внутренней атмосфере в семье, атмосферу счастья. Детям нужны кружки, секции, внешкольное образование, чтение книг, занятия по моторике. К сожалению, у наших детей не хватает на это времени, а у родителей – сил.
Исходя из этой проблемы, мы в детском центре сделали ряд занятий, которые направлены на общее развитие ребенка.

– Какие именно?

– Это группа развития с психологом, песочная анимация, лепка с кинетического песка, занятия по творчеству, школа леди и джентльменов.

– Готовы ли дети после ваших программ учиться в обычных школах?

– Да, конечно. У нас даже есть курс подготовки к школе – имитация класса: парты, учитель, доска, дневники, ранцы, уроки, дети делают домашние задания и прочее. После такого курса дети готовы идти в инклюзивные классы.



– Какими еще проектами можете «похвастаться»?

– Мы запустили музыкальный класс «Биг БАХ». Это бесплатное музыкальное пространство. Мы закупили музыкальные инструменты, у нас даже есть флейта и саксафон – подарок Черкасского филиала Института банковского дела. У нас есть гитары, синтезаторы, джембе и много других инструментов Мы собирали заявки от музыкантов-аматоров и профессионалов, которые готовы выделить несколько часов в неделю на волонтерство с ребятами с нарушениями слуха.
Занятия уже начались – ребята играют на синтезаторе, гитаре, джембе. Ищем учителя по игре на сопилке и синтезаторе.
Наш проект не зря называется «Биг БАХ». Он не только созвучен с фамилией композитора, но и со звуком большого взрыва. Мы этим хотели показать, что взрыв должен произойти внутри каждой семьи и человека с нарушением слуха. Что каждый из них может стать музыкантом.

– Подростков сейчас сложно представить без гаджетов и общения в Интернете. Как предстоят дела у ваших воспитанников на этот счет?

– С помощью нашего партнера IMPRESSION ELECTRONICS - бренда украинской компании «Навигатор Корпорейшн» мы запустили проект, который называется «Интеллект». Это компьютерный класс, в котором будут проходить занятия и уроки для детей и взрослых с нарушением слуха и тотально неслышащих. Для детей, опять таки, наш партнер помог установить на все компьютеры программу «Розумники й розумниці». Это платный контент, но для нас он бесплатный. Мы его апробировали уже на протяжение года на одном компьютере, сейчас уже перешли на групповую работу.
Это программа, которая поможет нам подойти к вопросу реабилитации детей комплексно, с помощью digital-технологий.
Там есть разные программы: украинский язык, математика и другие, но сейчас большую часть времени они тратят на реабилитационную работу в разделе «Логопедия». Эта целенаправленная программа, она целевая для наших детей.
В рамках этого же проекта «Интеллект» мы проводим занятия для подросткового клуба, который у нас тоже работает. Каждую субботу к нам ездят ребята 14-18 лет, приезжают даже с Житомирского интерната, и мы проводим для них разные комплексные занятия. Это тоже реабилитационная работа. И, собственно, в рамках проекта «Интеллект» для них тоже проводятся курсы по программированию, компьютерной грамотности, безопасному поведению в интернете, что тоже очень важно, учитывая активность в соцсетях. Ребята, к сожалению, этому не обучены, они не знают, как защитить себя, «постят» все, что можно, свои адреса и т.п. Проект «Интеллект» помогает нам выйти на уровень, которого мы хотим достичь среди наших «неслышек».

– Спасибо Вам, Дария, за очень интересный и вдохновляющий разговор. Уверена, все ваши идеи будут реализованы, ведь то, что вы делаете, без преувеличения, можно назвать святым делом.

Автор Ульяна Лысак
Фото ОО «Видчуй»