Собрали:

2019 год: 5 726 908 грн
За 8 лет: 37 411 264 грн

Заработает ли система трансплантации в Украине?



В начале сентября этого года новоизбранная руководительница Министерства здравоохранения Украины Зоряна Скалецкая выступила с первой пресс-конференцией на этом посту, где чётко обозначила главные и первоочередные векторы деятельности официально вверенного ей министерства. Среди них ключевым вниманием приоритетно артикулирован запуск системы трансплантации до конца текущего года.
По официальной статистике каждый день в Украине умирает 9 пациентов, которые так и не дождались трансплантации нужного донорского органа. Ежегодно в операциях по пересадке нуждаются около 5000 украинцев. Например, очередь на пересадку почек составляет 2,5 тысячи больных, новой печени – 1,5 тысячи, а 1000 пациентов ждёт, чтобы в груди у них забилось здоровое сердце.

Так что же такое «трансплантация» и почему люди часто придают этому слову негативную окраску?


Прежде всего, следует осознать, что для многих пациентов трансплантация – единственный шанс на жизнь. И каждый потенциальный донор может спасти до восьми, обречённых без трансплантации, жизней. Благодаря развитию медицинской науки в настоящее время можно успешно пересаживать лёгкие, почки, печень, сердце, поджелудочную железу, кишечник, костный мозг и даже роговицу глаза. Однако, к сожалению, большинство украинцев не готовы после своей смерти становиться донорами. По данным, например, Института сердца, менее 10% согласились на донорство после смерти. Генеральный директор учреждения, кардиохирург, Борис Тодуров считает, что причина кроется в неосведомлённости общества. «К сожалению, в Украине большинство СМИ рассказывают о трансплантологии, как о людях, которые спят и видят, как забрать органы, и представляют трансплантологию, как науку о заборе органов.

На самом деле трансплантология – это наука о том, как спасти неизлечимо больных людей». Также сформировать ошибочное представление общества о трансплантации помог случай 2010-го года, когда были открыты несправедливые уголовные дела о «чёрных трансплантологах». Это подорвало доверие к самому явлению трансплантации как такового, хотя никаких доказательств вины хирургов приведено не было. А в 2013-м году дела и вовсе закрыли за сроком давности. Такой досадный случай можно объяснить тем, что в Украине, к сожалению, и тогда и до сих пор не сформирована система трансплантологии, а единичные случаи всё же проведенной пересадки органов, люди у власти рассматривают как отступление от протокольных норм или дисциплинарное нарушение. Хотя именно благодаря таким смелым врачам-энтузиастам, которые абсолютно все риски берут лично на себя, в стране ещё теплится такая отрасль медицины, как трансплантология, а прооперированные ними пациенты, которые ещё недавно прощались с жизнью, полноценно живут! Но вот энтузиазма в «подвешенном» правовом поле мало, поэтому неудивительно, что в 2019-м украинские врачи-трансплантологи, которые должны концентрироваться на операциях, а не на открытых против них делах, провели лишь 38 операций по пересадке органов (например, в 2018-м таких было 129).

Что с законодательной базой?

Первые поступи на пути от бумажного к реальному и действенному Закону о трансплантации в Украине начались в мае 2018 года, когда был принят Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по охране здоровья и трансплантации органов и других анатомических материалов человека». Авторство принадлежало Ольге Богомолец, которая назвала его «победой и прорывом, способным спасти тысячи жизней».

Закон предусматривал:
можно давать согласие на донорство при жизни;
можно обмениваться органами между живыми донорами, которые не являются родными, так называемое «перекрёстное донорство»;
появление трансплант-координатора – связного между донором и реципиентом;
создание Единой государственной информационной системы трансплантации (ЕДИСТ), в которой будут данные всех людей, которые готовы стать донорами и где можно подбирать пару донор-реципиент.

Закон должен был заработать с 1 января 2018 года. Этого не произошло, потому что Минздрав так и не создало реестр доноров, Кабмин задержался с утверждением порядка согласия донора на изъятие органов, а профессия трансплант-координатор появилась только 18 февраля. И самое главное, в бюджете страны не были заложены средства на реализацию этого Закона (к слову сказать, государство эти средства ищет ещё с начала двухтысячных, когда также обещало профинансировать программы по развитию трансплантации).
Также в новом Законе есть достаточно спорный вопрос – презумпция несогласия. Это значит, что медики не могут принять органы погибшего, если он не согласился на это при жизни. После смерти согласие может дать только родственник, который в настоящее время переживает потерю близкого человека и ему сложно принять решение, чтобы спасти другого. В США, например, тоже действует презумпция несогласия, но там это не мешает развитию трансплантологии. Чтобы убедить людей стать донорами, там работает система координаторов, которые ведут беседы с родственниками погибшего. Такой трансплант-координатор и сам имеет карточку донора, документ, в котором написано, что в случае смерти он готов отдать свои органы на донорство. В Америке также прекрасно развита информационная кампания и с темой донорства знакомят ещё в детском саду.
А вот в соседней Беларуси пошли, наоборот, от обратного – в 2012 году Беларусь приняла закон о презумпции согласия на изъятие внутренних органов умершего человека. То есть после смерти каждый белорус согласен стать донором, если не отказался от этого при жизни или его родственники не сделали этого уже после его смерти на этапе забора органов. После этого количество пересадок выросло в десятки раз. Следовательно, белорусские врачи теперь проводят платные операции для иностранцев и бесплатные для белорусов, но за счёт граждан других стран.

Готовы ли украинские врачи и клиники на местах к внедрению системы трансплантации?

Во время августовской пресс-конференции глава общественной организации Национальное движение «За трансплантацию» Юрий Андреев на этот вопрос ответил отрицательно. Андреев сообщил, что возглавляемая им общественная организация провела опрос около 200 клиник, в которых, согласно действующим постановлениям Кабинета министров №695 от 24 апреля 2000 года имеют право изымать органы для проведения трупной трансплантации. «Во многих больницах, которые могли бы изымать органы для трансплантации, отсутствует оборудование для констатации смерти мозга, отсутствует координация клиник, которые могут осуществлять пересадку органов. Министерство здравоохранения недавно провело обучение 40 трансплант-координаторов, но они не могут работать, поскольку не создана система. В некоторых клиниках даже главные врачи думают, что констатацию смерти мозга нужно проводить в морге и делать это должны патологоанатомы. Но даже там, где такое оборудование есть, изъятие органов не проводится, врачи не выполняют забора органов, в том числе и потому, что нет коммуникации этих больниц с теми клиниками, которые имеют право проводить операции по трансплантации. Нужно провести централизованную закупку, пусть даже через те же международные организации, чтобы клиники для запуска программы трансплантации имели оборудование для констатации смерти мозга, а не закупали самостоятельно обычную медицинскую мебель», - сказал активист.

Несмотря на это, стоит отметить, что врачи-профессионалы, которые смогли бы проводить пересадку органов, в Украине есть. То, что украинские врачи умеют трансплантировать – доказанный факт. Вспомнить хотя бы 2011 год, когда запорожские медики за сутки трансплантировали органы сразу шести пациентам. Удалось это из-за удачной координации между Днепром и Запорожьем. Тогда главный врач Днепровской больницы имени Мечникова Владимир Павлов обнаружил двух потенциальных доноров в своей больнице и бригада запорожских врачей забрала органы в Запорожье для пациентов, которым они были нужны.

Каких изменений ждать?

В Минздраве сообщают, что ранее отсроченный Закон вступит в силу с 1 января 2020 года. Сначала переоборудуют четыре центра в Киеве и Запорожье: Национальный институт хирургии и трансплантологии имени Шалимова и Запорожскую областную больницу для органной трансплантологии, Национальный институт рака и Национальную детскую специализированную больницу «Охматдет» - для развития трансплантации костного мозга. А уже потом подобные центры заработают и в других городах. Для того чтобы трансплантация в Украине заработала в полном объёме нужно наладить систему:

1) развить культуру донорства – без донора не существует трансплантации. Прежде всего, это вопрос этического поля. По технической реализации, то именно сейчас эксперты Минздрава тестируют закупленную Единую государственную систему трансплантации (ЕДИСТ), которая состоит из 9 реестров доноров и пациентов, которым необходима трансплантация. Система автоматически подбирает пару донор-реципиент, без человеческого вмешательства, поэтому исключает любые манипуляции со стороны. Запуск системы планируется на 1 января 2020 года;
2) ввести в практику врачей констатацию смерти головного мозга;
3) учить врачей, транплант-координаторо и лаборантов, где в основе курса – теория и практика по трансплантации ЕС (в частности, Испании) и США;
4) наладить взаимодействие отделений реанимации и интенсивной терапии, баз изъятия и центров трансплантации, провести дооснащение лабораторий и больниц;
5) наладить логистику – быстрая доставка органа к пациенту, что требует трансплантации.

Итак, возвращаясь к тому, заработает ли система трансплантации в Украине, как всегда стоит начать с себя… И ответить на это можно лишь риторикой вопросом-на-вопрос: «А готов ли Я стать Донором?»

Автор Екатерина Стебельская

Читайте также: Инвалидность не приговор: пять удачных примеров инклюзии